Критическая масса ненависти

Какое количество врагов должно накопиться у власти, чтобы она не смогла удержаться? Мне кажется, что президент Янукович и премьер Азаров пытаются найти ответ опытным путем. А февральский закон о малом бизнесе наверняка еще усугубит ситуацию.


Искусный политик не спрашивает у людей, хотят ли они быть свободными. Он спрашивает, кого они хотят видеть начальником тюрьмы. Но это не про Украину. У нас самые умные и самые главные, как и прежде, сидят в разных кабинетах.

Критической массой называют такое количество вещества, после которой начинается лавинообразная цепная реакция, приводящая к ядерному взрыву. В политике и обществе этот принцип тоже работает, хотя труднее поддается расчету. И все же – какое количество врагов должно накопиться у власти, чтобы она не смогла удержаться? Мне кажется, что президент Янукович и премьер Азаров пытаются найти ответ опытным путем. Как-то подозрительно часто ожидания реалистов и пессимистов стали совпадать...

Кадровая политика, которую активно проводила власть в течение года, здорово напоминала феодальную. Свои наместники, независимо от уровня компетентности, достаточно жестко проведенные выборы – все это не добавило популярности команде президента. Но многие списывали достаточно грубую игру на необходимость. Люди хотят проводить жесткие и необходимые реформы, для этого им нужна четкая вертикаль и широкие возможности. Однако события показали, что реформ не будет. То ли их никто не собирался проводить, то ли просто не знал, как. Долгое путешествие всегда начинается со слов: "Я знаю короткую дорогу". Но если идти слишком долго, народ начинает нервничать. Так вышло и в нашем случае. Недовольных прибавилось.

Хитрые операции «в верхах» с отменой конституционной реформы, харьковскими соглашениями и построением судей в четкий порядок по нотам администрации добавили к массе врагов еще немного, но основная масса украинцев на эти процессы реагировала вяло. Ждали Мазая, а пришел Герасим. Ничего страшного, бывает. Не к нам же пришел. В конце концов, мало кого заботит раздел полномочий наверху, а действует судья по команде или за деньги обывателя тоже не особенно трогает. Однако первая же попытка провести масштабную реформу налогового законодательства вызвало массовые протесты. Кто сказал, что государство - это мы? Государство - это нас. И пусть власти удалось найти компромисс, но представители малого и среднего бизнеса таки понесли приличный урон, что не добавила им теплых чувств к властям. А уж февральский закон о малом бизнесе наверняка еще усугубит ситуацию. И справедливость, как и раньше, легче всего найти в словаре, на букву "С".

Борьба с коррупцией пока никак себя не проявила. Нет изменений. Как и раньше, когда государство говорит, что схватит коррупцию за руку, я представляю, насколько забавно оно будет выглядеть со сцепленными руками. То есть бывшим припомнили все грехи, но система сохранилась – начиная с ГАИ и заканчивая клюевскими играми с инновационными миллионами или «золотыми» лавочками в харьковском метро. Админреформа, сокращение бездельников на государственной службе? Не смешите. Ничто так не увеличивает количество чиновников, как их подрастающие дети. Тех, кто «ждал перемен», эти действия разочаровали.

Политических друзей у сегодняшней власти нет. Есть ситуативные союзники, есть перебежчики, но с оппозицией (а в эту категорию попадают все альтернативные политики) отношения напоминают вооруженный до зубов нейтралитет, периодически прерываемый рейдами в тыл потенциального противника. Луценко, Тимошенко и их сторонники – без вариантов. Тут чистые враги, без полутонов. Сдаваясь на милость победителю, особо на милость не рассчитывай. Все это понимали, теперь убедились на собственном опыте. Можем добавить их к вытесненным из системы власти предшественникам, представителям бизнеса и прочим, разочарованным нынешним руководством государства.

Церковь – тоже не все гладко. Понятно, что МП УПЦ ни в чем не знает отказа, и получил режим максимального благоприятствования. Но он особо в этой поддержке и не нуждался – во всяком случае рядовым прихожанам набожность вождей, часто показная, совершенно не импонирует. А вот КП УПЦ и ряд других конфессий столкнулись с не очень теплым отношением государства. Что автоматически переводит большую часть их прихожан в стан вероятного противника действующей власти.

Что имеем в результате? Нас 46 миллионов. Разных возрастов, с разным уровнем дохода, разными политическими убеждениями и степенью гражданской активности. Если взять конец зимы прошлого года, то власть поддерживали, скажем «N» украинцев, а противников было «M». Где «N» сторонников было заведомо выше «М» противников. Теперь посмотрим на тенденции. Каждый день или хотя бы каждый месяц власть уверенно толкает определенную социальную группу, когда маленькую, когда побольше, из «N» в «М». Какого числа или процента должно достичь количество противников власти, чтобы образовалось именно эта критическая масса? И сколько на этой уйдет времени? Четкой формулы, а значит, и конкретного ответа нет. Но мне кажется, что скоро мы его получим экспериментальным путем. Потому что если уж что и находится быстро в темной комнате, так это черные грабли. Процесс обратим. При условии наличия желания и навыков.

А пока ситуация напоминает пожар в «Вороньей слободке». Помните, у Ильфа и Петрова? Когда один из жильцов коммунальной квартиры застраховал имущества от пожара. Его соседи прознали об этом, и тоже дружно застраховали имущество. После этого квартира была обречена. «Она просто не могла не сгореть. И ночью она запылала, подожженная с четырех сторон». Аналогия очевидна…




Внимание! Комментарии содержащие оскорбления, нецензурную лексику, не относящиеся к теме поста, направленные на разжигание межнациональной и межрегиональной розни, на возбуждение национальной, расовой вражды, унижение достоинства, а также высказывания об исключительности, превосходстве либо неполноценности пользователей по признаку их отношения к национальной принадлежности или политических взглядов — удаляются одновременно с блокировкой автора. Спасибо за понимание!

больше публикаций