Осетинские уроки для "русского мира"

Выборы в России доказали, что фальсификаторская мысль с 2004 года пока не придумала чего-то принципиально нового. Однако один клочок «русского мира» все же проголосовал свободно.


Выборы в России доказали, что фальсификаторская мысль с 2004 года пока не придумала чего-то принципиально нового. Однако один клочок «русского мира» все же проголосовал свободно.

Незадолго до российских парламентских выборов состоялись президентские выборы в де-факто независимой от Грузии Южной Осетии.

Перед выборами Кремль четко указал на своего кандидата. Российский президент Дмитрий Медведев встретился с одним из кандидатов – Анатолием Бибиловым. Кампания Бибилова шла под лозунгами: не проголосуете за меня, Россия прекратит помощь, умрете с голоду, Россия уберет войска – ждите нападения Грузии и т. д.

Несмотря на это, кандидат Кремля проиграл, набрав около 40% против 57% у оппозиционерки Аллы Джиоевой. Власть обвиняли в том, что российская помощь (заявленные 1,5 млрд долларов) разворовывается, гуманитарная помощь продается в магазинах, а пострадавшие, оставшиеся без жилья в результате войны, ютятся чуть ли не в подвалах.

При этом выборы в республике, где все население едва составляет 60 тысяч, а проголосовавших оказалось 27 тысяч, прошли на удивление чисто.

Ни наблюдатели, включая международных, ни сами кандидаты на протяжении всей процедуры голосования не высказывали никаких претензий.

Секрет в том, что в крохотной республике все всех знают. Ведь все так серьезно, выборы, волеизъявление народа… Самоуважение горцев наложилось на пафос недавней выигранной войны. Кроме того, для выдачи всех бюллетеней требовались личные подписи членов комиссий от обоих кандидатов.

ЦИК исправно посчитал бюллетени, хотя его глава после бесед у президента ЮО попала в больницу.


После получения результатов выборы в Южной Осетии вдруг пропали со всех российских экранов. А дальше в Осетию приехал чиновник администрации президента, и, как заявила кандидат-победитель, прямо в глаза ей заявили, что она «не дотягивает до уровня главы государства».

Большинство осетинов считают, что дотягивает, а Кремль – нет. Зачем тогда выборы? Может, для того, чтобы выпускать пар. А может, просто потому, что без голосования все население догадается о том, что оно ничего на самом деле не значит. А так еще кто-то будет сомневаться. Впоследствии судья, являющийся родственником нынешнего президента ЮО Кокойты, принял решение отменить результаты выборов и провести новые выборы весной, уже после российских президентских выборов. Очевидно, чтобы не испортить их общую картину. Примечательно, что судья принял решение не допускать победительницу выборов на перевыборы.

Пока власть ЮО держит ситуацию под контролем. Силовые структуры сохраняют лояльность. Оппозиция митингует и мерзнет. В поддержку Джиоевой в столице Южной Осетии собралось несколько тысяч человек. На 10 декабря оппозиция планирует общественную инаугурацию Джиоевой, мол, когда на площадь съедется вся республика, власть не посмеет сопротивляться.


Оппозиция утверждает, что в Южную Осетию власть привезла «спецназ» даже не из Северной Осетии, где у Джиоевой немало сторонников. По дому генпрокурора, который тоже является родственником президента, уже стреляли из гранатомета. Стороны обвиняют друг друга в провокации.

Для Кремля ситуация непростая. Если подавить осетин силой, Россия, скорее всего, потеряет лояльность практически единственного северокавказского народа, который добровольно, без интервенций и российских силовых структур готов быть оплотом России на Кавказе. Вместо оплота Москва получит еще один очаг напряжения. Это будет мини-повторение Венгрии 1956-го и Чехословакии 1968-го, с неизвестно какими, может и макси-последствиями. Хотя, возможно, для кого-то наступать на грабли – любимое занятие?

Кроме того, даже если власть подавит оппозицию, неизвестно, как управлять народом, где все всех знают и у всех есть оружие. Поэтому ситуацию «заговаривают». Переговоры продолжаются, как и аресты сторонников Джиоевых. У них «нашли» оружие и наркотики. Не находили – не находили, и вдруг нашли. У одного из ее сторонников – особенно крупную партию наркотиков, после того как он в радиоэфире сказал, что осетины могут начать смотреть на Запад.

До сих пор непонятно, почему Москва сделала столь жесткую ставку на одного из кандидатов, и держала ее так долго. Ведь 20 лет перманентной стрельбы с грузинами привели к тому, что антимосковских сил в Осетии до последнего времени не было. Некоторые утверждают, что здесь работает чисто субъективный фактор – мол, с предыдущим президентом ЮО отдельные российские чиновники провели «дерибан» российской помощи и теперь не хотят, чтобы факты вылезли. Другие утверждают, что Россия сознательно ставит на дискредитированных руководителей, которые в принципе не способны представлять местные интересы, а являются тотально зависимыми от Кремля. В таких условиях эти территории становятся лишь послушными разменными монетами, без собственных интересов. Третьи утверждают, что честные выборы и победа оппозиции стали бы дурным примером для россиян – знаком того, что такое возможно и в «русском мире». Мол, гипертрофированное личное достоинство может стать заразным. А сейчас в Осетии Россия просто отрабатывает избирательные технологии. Еще одни считают, что Москва хочет через стопроцентно подконтрольное осетинское руководство решать задачи, о которые не захочет мараться сама. Но не исключено, что все значительно проще – в Москве просчитались, приняли неправильное решение и теперь не хотят сдавать назад, тем более под давлением крошечной осетинской «улицы». И теперь Кремль собирается отступать постепенно, с минимальной потерей лица. Как обстоят дела в действительности, наверное, знает только Кремль.

Однако похоже на то, что даже если в конечном итоге удастся продавить своего кандидата, Кремль получил проблему на совершенно пустом месте.

Причем уже не впервые. Как сказал кто-то из древних, большие империи обламываются с краев. В 2004 году аналогичная ситуация произошла в Абхазии. Протеже Кремля проиграл, и, наконец, после длительных протестов Кремль признал его поражение. Возможно, потому что Абхазия втрое больше по численности. Недавно на выборах в Абхазии вновь победил политик, скорее представляющий интересы абхазов, чем Кремля. Несмотря на все обещания, он пока так и не принял решение о разрешении продажи недвижимости иностранцам (россиянам). Для абхазов это означало бы скорую «аборигенизацию» со всеми вытекающими последствиями.

Для Украины Южная Осетия – показательная, но теория. Интереснее ситуация складывается в соседнем Приднестровье. Москва накануне президентских выборов в ПМР, которые должны состояться 11 декабря с. г., «побила горшки» с многолетним президентом ПМР Игорем Смирновым и сделала ставку на спикера парламента Анатолия Каминского. Глава кремлевской администрации назвал двадцатилетнее руководство Смирнова в республике «большой ошибкой». Против сына Смирнова в России возбудили уголовное дело, зашла речь об ограничении экспорта приднестровских коньяков в Россию. По адресам Смирнова в Москве и Подмосковье прошли обыски.

Кроме того, Москва устами своих чиновников «ударила» по другому кандидату – экс-спикеру Евгению Шевчуку. Ему инкриминировали передачу партии «Единая Россия» некоего письма, из-за которого, мол, Россия прекратила доплаты приднестровским пенсионерам. Шевчук божится, что никакого письма никуда не посылал. Когда-то похожая ситуация постигла Новгород – московскому князю «послышалось» от новгородских послов, что они якобы назвали его своим повелителем. И послы, и новгородцы, и власть Новгорода божились, что ничего такого отродясь не было, и слова такого не знают, но Москва (с криком «Изменщики!») ликвидировала Новгородскую республику.


По некоторым данным, Смирнов, Шевчук и Каминский имеют примерно одинаковые шансы выйти во второй тур выборов. Из трех основных кандидатов два по национальности украинцы, правда, Каминский рожден в России.

Похоже, Москва считает, что Смирнову, зажатому санкциями ЕС и Молдовы, особенно некуда идти. Между тем президент ПМР заявил, что исторически Приднестровье является территорией Украины. При этом, по его мнению, желание быть с Украиной «никуда не делось» у населения ПМР.

Зачем Москва взялась бороться со Смирновым? Скорее всего, потому, что ей не нужны никакие авторитеты, даже предельно лояльные. А нужны лишь марионетки. За 20 лет Смирнов «врос» в местный грунт, в том числе экономический, и таким образом перерос статус марионетки. Поэтому нужно найти новую.

В то же время Приднестровье – даже близко не демократия, и вряд ли станет ею в ближайшие годы. Однако в любом случае выборы в Приднестровье едва ли не впервые идут в реальной политической борьбе. Как и Южная Осетия с ее «снежной революцией», это вовсе не похоже на «русский мир».

Александр Палий




Внимание! Комментарии содержащие оскорбления, нецензурную лексику, не относящиеся к теме поста, направленные на разжигание межнациональной и межрегиональной розни, на возбуждение национальной, расовой вражды, унижение достоинства, а также высказывания об исключительности, превосходстве либо неполноценности пользователей по признаку их отношения к национальной принадлежности или политических взглядов — удаляются одновременно с блокировкой автора. Спасибо за понимание!

больше публикаций