Виктор Пинзеник: Риски возрастают (интервью)

Страна должна делать все, чтобы не ходить с протянутой рукой по свету и не клянчить денег. До 2008 года украинцы не слышали, что нам надо просить деньги. Несмотря на критику, страна развивалась и на нормальных условиях всегда могла занять деньги


Экс-министр финансов Виктор Пинзеник - ярый противник жизни в долг. Однако и он сегодня признает, что без новых займов Украине не обойтись. Он рассказал, чем может закончится нынешняя макроэкономическая стабильность в Украине.

- Эксперты рисуют не очень обнадеживающий сценарий для экономики Украины уже в ближайшей перспективе. Как вы оцениваете ситуацию?


- К сожалению, то, что делается в стране, а также то, что не делается, дает основания для беспокойства. Риски возрастают. Например, риск для стабильности национальной валюты, риски долговой нагрузки, риски связанные с ухудшением инвестиционного климата и так далее. Нарастание таких рисков может втянуть страну в очень серьезные испытания.

- Проблемы еврозоны подогревают ситуацию?


- Те проблемы, которые нависли над Европой, могут добавить остроты. Но главные риски Украины - внутренние. Если ситуация в еврозоне перейдет в острые формы, она может негативно повлиять на нашу экономику. Это уже ощущается сегодня. Правительству стало трудно заимствовать деньги в т.ч. на внешних рынках. Они дорожают. В 2005 году Украина разместила украинские евробонды под 4,95% годовых. Сейчас некоторые члены ЕС делают это. А это семья, где есть взаимная поддержка. А мы не относимся к такой семье. Какая сейчас будет доходность по украинским внешним облигациям, сказать сложно.

- В основном это связано с госдолгом?

- Долг Украины – 465,5 млрд.грн. Это немалая цифра. И для такой цифры ставка обслуживания долга является очень важной. Очень важно, сколько мы будем платить по процентам. На сегодня мы платим уже 8% от доходов общего фонда госбюджета только на уплату процентов. То есть, почти каждая десятая гривня из налогов, которые мы платим, идет на ветер - на уплату процентов по долгам.

- Премьер Николай Азаров считает, что экономика Украины наконец-то выбралась из бездны…

- Если брать текущие макропоказатели, здесь более-менее ситуация выглядит неплохо. Я подтверждаю, что дефицит бюджета в этом году будет самый низкий за последние три года, будет довольно низкой инфляция, экономика вырастет в этом году. Но что будет завтра, послезавтра? Есть ли основания для серьезного беспокойства? Первая половина 2008 года тоже выглядела довольно спокойно.

В последние месяцы усилилось давление на валютном рынке. Нарастают риски рефинансирования старых долгов. Серьезным риском стали новые старые проблемы каждый год останавливаемых законов относительно социальных выплат. В инвестиционном климате к невозвращению НДС, непринятию деклараций добавился запрет на возмещение убытка прошлых лет. Не может избавиться от проблем банковский сектор.

- Есть информация, что банковскому сектору не хватает гривни. Остатки на корсчетах банков рекордно сократились. Это последствия политики НБУ и Минфина?


- Есть проблема взаимодействия Минфина и НБУ. Она стала заметна, когда некоторое время назад появилась информация об угрозе технического дефолта. Я подчеркиваю, у правительства деньги были. И это не малые деньги - более 20 млрд.грн. Появление такой информации свидетельствуют лишь об одном - между правительством и Институтской нет нужного согласия и взаимодействия.

- Почему же похудели корсчета банков?

- До 20 ноября шла уплата налога на прибыль. Это квартальная сумма - около 10 млрд.грн. То есть, происходит изъятие со счетов коммерческих банков на счет правительства в НБУ. Сумма (довольно приличная) на несколько дней изымается из обращения, а обратного финансирования из бюджета в таких масштабах нет. Такой режим уплаты налогов всегда вызывает проблемы с корсчетами. Поэтому они упали. Но это проблема решаема или Минфином или НБУ. В любом случае это требует взаимопонимания.

Трудно судить, каким образом сейчас Нацбанк осуществляет предложение денег, в каких формах это делается, все ли банки здесь на равных. Почему я об этом говорю? Потому что вижу неудачи Минфина в попытках занять деньги. Здесь может быть две причины: Минфин пытается давить на процентную ставку и/или НБУ не дает гарантий поддержки ликвидности банков, которые держат правительственные ОВГЗ. Банки покупали бы облигации, если бы знали, что завтра они под залог ценных бумаг получат рефинансирование НБУ, а доходность будет рыночной.

- Очевидно, что НБУ за счет резервов держит курс гривни. Сколько еще это может продолжиться?


- Если речь идет о спекулятивных вещах или временных несовпадениях, то понятно, НБУ должен выходить на рынок. Если речь идет о крупных одноразовых операциях, которые делает НАК Нефтегаз Украины, рассчитываясь за газ, - это нормально, когда минуя рынок, доллары продает НБУ непосредственно. Но если каждый месяц НБУ теряет резервы и не корректирует курс, то хорошего в этом мало. Фундаментальных причин для неизменности обменного курса нет.

У нас дефицит торгового баланса на уровне 9,5 млрд., у нас проблемы займов извне, у нас есть риски рефинансирования старых долгов, годовой объем погашения которых превышает резервы. Эти проблемы Украина переживает уже несколько последних лет, но в отличие от предыдущих лет, риски намного сильнее. И как в таких условиях не реагировать курсу?

- Резкая девальвация гривни возможна?

- Курс должен дышать. Если рынок показывает, что есть превышение спроса, курс должен опускаться. Гривня должна потихоньку двигаться за тенденциями на рынке. И не это должно вызывать тревогу. Вызывать тревогу должна потеря резервов.

- В последнее время наблюдается рост ставок по депозитам в гривне. Стоит ли украинцам опасаться заманчивых предложений от банков?


- Нужно опасаться, когда ставки повышают один-два малоизвестных банка. Но когда это делают многие крупные и известные банки - это не сигнал тревоги. Это реакция на дефицит гривни. Политика гривневого голода - правильная. Опасны резкие колебания корсчетов банков и их падение к уровню, которого я не помню уже годы.

До сих пор банки не очистились от значительного портфеля проблемных активов.

- Взять кредит становится все сложнее…

- Прежде всего, действует фактор кризиса 2008 года. Он еще много лет будет влиять на поведение банков - в хорошем смысле этого слова. У банков есть проблемы - им нужно зализывать раны, очищать портфель. Следующая проблема - некого кредитовать. Какой сегодня сектор экономики можно кредитовать без рисков? А это приводит к удорожанию кредитов, поскольку создает риски для банков. Банки вынуждены сворачивать свою деятельность. Ненормальной была ситуация, когда соотношение кредитов и депозитов было 2 к 1. Вопрос, с чего выдавали кредиты? С внешних ресурсов. А если источник перекроется (как и случилось)? Что будет с банковской системой? В этой части ориентация банков на внутренний ресурс является правильной и этот процесс, хотя очень медленным темпами, но пошел в правильном направлении. Банки уменьшают кредитование, которое осуществлялось за счет внешних ресурсов.

- Вы согласны с мнением, что НБУ начал проводить более жесткую денежно-кредитную политику?


- Гривневый голод - правильный ход. Но многие решения мне непонятны. Например, паспортизация обмена валюты, уменьшение резервов… Неизвестно каким образом работает система рефинансирования. К сожалению, больше вопросов, чем ответов.

- Вы всегда очень осторожно относились к сотрудничеству с МВФ. В правительстве сегодня нет единой точки зрения относительно продолжения работы с фондом. Как вы видите развитие событий вокруг очередных заимствований?

- Я не люблю иметь долги, слово дефицит меня раздражает. Но страна оказалась в ситуации, которую не изменишь взмахом волшебной палочки. Существуют старые долги, и их надо обслуживать. Повторюсь: у нас 465,5 млрд.грн. долгов. Долги на полгода, год, два. Возникает вопрос, как погашать старые долги, при этом вновь одалживая? На сегодня Украине нужно погасить в течение года 53 млрд. долл. Где взять эти деньги? На внешних рынках не можем, МВФ не дает, кроме того в следующем году фонду нужно вернуть почти 4 млрд. Как в такой ситуации держать курс национальной валюты? Насколько хватит резервов НБУ? Я, как противник долгов, подчеркиваю, Украина сегодня жить без долгов не может. МВФ одалживает под низкие проценты и это очень важно. Но фонд также ставит определенные требования, потому что страна должна выходить из тяжелой ситуации. Я считаю, Украине не избежать сотрудничества с МВФ.

Меня очень обеспокоило заявление МВФ по результатам рассмотрения сотрудничества с Украиной. Те оценки, которые были обнародованы по результатам заседания совета директоров фонда, содержат четкий сигнал - без серьезных действий возобновления кредитования не будет.

Страна должна делать все, чтобы не ходить с протянутой рукой по свету и не клянчить денег. До 2008 года украинцы не слышали, что нам надо просить деньги. Несмотря на критику, страна развивалась и на нормальных условиях всегда могла занять деньги.

- Власть утверждает, что снижение цен на российский газ может стать панацеей для экономики…

- Никакая это не панацея. Ничего существенно не изменится. Безусловно, я не могу сказать, что действующий контракт замечательный. Это очень плохой контракт и любые усилия власти, если это не харьковский вариант решения проблемы, я считаю полезными. Украина платит за газ больше, чем европейские страны. Но независимо от того, будет газ по $400 или по $300, не могут тарифы в стране быть такими как сейчас.

- Правительство хочет обложить налогом операции с офшорными зонами. Вице-премьер Сергей Тигипко заявляет, что это миллиарды гривень, которые можно направить в Пенсионный фонд. Это реально?

- Если не трогать Кипр, то не о чем говорить. Проблема в таком случае не решается. Кипр - главный канал, через который идет уклонение от уплаты налогов. Есть смысл в таких действиях, если будут включены все офшоры, а Кипр не трогают. И об этом в правительстве уже заявили.

- Еще одна инициатива - так называемый налог на роскошь…

- Я не знаю, что считать роскошью. Основная часть того налога, который называют налогом на роскошь, является элементарное поднятие ставки налога с 17 до 20% для граждан, доход которых будет превышать цифру около 15 тыс.грн. в месяц. Вот вам и весь налог на роскошь.

Юрий ТАРАСОВСКИЙ, ЛIГАБiзнесIнформ




Внимание! Комментарии содержащие оскорбления, нецензурную лексику, не относящиеся к теме поста, направленные на разжигание межнациональной и межрегиональной розни, на возбуждение национальной, расовой вражды, унижение достоинства, а также высказывания об исключительности, превосходстве либо неполноценности пользователей по признаку их отношения к национальной принадлежности или политических взглядов — удаляются одновременно с блокировкой автора. Спасибо за понимание!

больше публикаций