Виталий Кличко: Парламентские фракции превратились в группы тушек

Несколько лет назад Виталий Кличко в политике выглядел как эффектная упаковка с известным брендом. За ним стояли малопонятные инвесторы и менеджеры. Среди депутатов даже в Киевсовете он выглядел скорее как политический подросток, нежели серьезный конкурен


На шестом этаже офисного центра "Парус" в небольшой комнате на стене висит доска, исписанная зеленым и красным маркером. "I’m Vit. Klichko. Everybody knows me. I stay here as a leader of political party in Ukraine. Why I am here? To tell you about my country".

Это переговорная комната Виталия Кличко. По всей видимости, это фрагмент рабочего процесса: так боксера готовят к выступлениям перед западной аудиторией.

Несколько лет назад Виталий Кличко в политике выглядел как эффектная упаковка с известным брендом. За ним стояли малопонятные инвесторы и менеджеры. Среди депутатов даже в Киевсовете он выглядел скорее как политический подросток, нежели серьезный конкурент. Проваленные выборы мэра лишь укрепили этот образ.

Первые признаки реальной политической силы Виталия Кличко проявились этим летом. Настораживает, правда, то, что достаточно долго эти признаки можно было увидеть лишь в результатах соцопросов. Тем не менее, на сегодняшний день технологам "УДАРа" удалось поставить Кличко в один ряд с теми, кто претендует на прохождение в парламент.

Вообще, феномен возникновения Виталия Кличко в украинской политике - факт скорее нетипичный. Появление спортсмена в политике – это констатация пустоты в самой политической среде, нежели признак демократичности и открытой конкуренции. Арнольд Шварценеггер, с которым часто сравнивают Кличко-политика, возник в стране, где до этого президентом был актер, а система социальных лифтов работает так, что политиком может стать практически каждый. А сама по себе выборная должность – это работа, а не привилегия.

Кличко явно раздражается, когда ему намекают на отсутствие опыта и знаний, необходимых для карьеры политика. Правда, в отличие от опытных политиков, привыкших выплескивать злость в нападках на журналиста, Кличко лишь продолжает перечислять свои преимущества. При этом ему явно не хватает опыта, местами он косноязычен, а его попытки вспомнить и повторить сказанное советниками режут слух. Единственное, чем он не похож на других: желанием быть искренним и попытками рассуждать во время интервью.

У НАС БОЛЬШИЕ АМБИЦИИ. МЫ ХОТИМ СТАТЬ ПАРТИЕЙ ВЛАСТИ

- Как вы себя сейчас позиционируете – как политик национального или киевского масштаба?

- Как лидер партии "Украинский Демократический Альянс за Реформы". Это партия не Киевской области и не города Киева, это всеукраинская партия. На сегодняшний день у нас уже есть представительства во всех регионах Украины, областных центрах, фракции в местных советах. Ответ на этот вопрос прост: партия всеукраинская, и ограничиваться Киевом мы не собираемся.

- У ваших потенциальных избирателей может возникнуть логичный вопрос: за что мы голосуем и какая максимальная планка лидера этой партии? У вас есть президентские амбиции?

- У нас большие амбиции. И партия – это лишь инструмент. Мы хотим стать партией власти. Более того, это в Украине партия зависит исключительно от амбиций лидера, нет лидера - нет партии. А я бы хотел, чтобы "УДАР" развивался по европейскому образцу, чтобы нас поддерживали не только те, кто верит в лидера партии, но и те, кому близка наша программа и идеология – европейский вектор Украины, открытые списки на выборах, реальное местное самоуправление.

Мы себя видим во всех органах власти. В 2010 году вопреки тем сложным условиям – когда нас допустили на выборы фактически за месяц до начала кампании – мы прошли в местные советы в 14 из 15 регионов, где были сформированы наши ячейки. Сейчас наша ближайшая цель - пройти в Верховную Раду, стать партией, как минимум, номер три. Сегодня по рейтингам мы четвертые в Украине.

Что касается президентских амбиций, этот вопрос сегодня не ко времени и говорить об этом не имеет смысла. Вот встретимся с вами в 2015 году и тогда пообщаемся на эту тему. Пока что перед нами стоят другие приоритеты – развитие партии, успешная парламентская кампания, выборы в Киеве.

У нас в стране ведь самая большая проблема в том, что у многих политиков желания и амбиции не совпадают с возможностями, а само желание стать хоть кем-нибудь у многих гораздо сильнее, чем сделать хоть что-нибудь. Я не хотел бы стоять в этом ряду. Виталий Кличко не собирается просто прибить себе на дверь табличку "Мэр Киева", "Депутат Верховного Совета" или Киевсовета, или "Президент"…

- Что вы будете делать, если до парламентских выборов будут назначены киевские? Пойдете на Киев, а партия сама пойдет в парламент?

- Давайте решать вопросы по мере их поступления. Все реформы и процессы в стране начинаются со столицы. Мы будем принимать участие в выборах в Киевсовет, будем принимать участие в выборах мэра и сделаем все, чтобы мэру столицы законодательно вернули полномочия.

Сегодня в Киеве полностью отсутствует местное самоуправление, нет мэра. Его функции выполняет глава КГГА. Как следствие - киевляне вообще не влияют на процессы, происходящие в Киеве. Мое мнение – Александр Попов сам решений не принимает. Он выполняет волю партии власти. И в конечном результате отстаивает не интересы киевлян, а тех, кто его назначил.

- В чем конкретно это проявляется?

- Возьмем, к примеру, Киевэнерго, пакет акций которого выставлен на продажу. Формально этот вопрос в компетенции Фонда госимущества, но, по сути, – в компетенции власти, которая сегодня принадлежит Партии регионов. А Александр Попов – это человек, который реализовывает поставленные ему задачи. И если бы он всерьез отстаивал интересы киевлян, то не наблюдал бы молча со стороны за процессами, которые несут вред городу.

Я твердо уверен, что объекты стратегического назначения, от которых зависит жизнедеятельность города, не могут находиться полностью в частных руках.

Еще один пример. Наша фракция в Киевраде - одна из немногих, которая всегда была в оппозиции к Черновецкому, боролась и борется за возвращение киевлянам разбазаренных его молодой командой объектов недвижимости и земель. Сегодня КГГА говорит, что незаконно приватизированные земельные участки возвращены городу. При этом мы не можем получить перечень этих участков. И кому они перейдут дальше – большой вопрос.

- Как вы думаете, почему Партия регионов не назначает досрочные выборы и не выдвигает Александра Попова в мэры?


- Выборы будут назначены в тот момент, когда кандидат от власти будет иметь хороший рейтинг, чтобы претендовать на безоговорочную победу в этих выборах. Когда это случится, никто не знает. Пока что такого рейтинга нет. А сейчас с киевлянами играют: власть создает максимально комфортные условия для реализации своих проектов, в том числе проекта "мэр города Киева - только от Партии регионов".

- По некоторой информации в отношении вас проводились какие-то проверки по поводу неуплаты налогов. Вы сталкивались с украинской прокуратурой по этому вопросу?


- Мои источники дохода находятся за рубежом. Я владелец промоутерской компании К2, и я владею компанией KMG – Кличко Менеджмент Груп. В Германии или в США нарушение налогообложения карается очень строго. И если бы были какие-то нарушения в данном случае, то, поверьте мне, я перед вами бы сейчас не сидел. Не имеет значения ни статус, ни положение – там перед законом равны все. Это ощутили на себе такие известные люди, как Штеффи Граф, Борис Беккер и глава компании "Сименс". Примеров – масса.

- Я правильно понимаю, что конечные бенефициарии ваших компаний – это вы и ваш брат, и никаких оффшоров нет?


- Наши компании зарегистрированы одна в Лос-Анжелесе, вторая – в Гамбурге.

- Вы не думаете, что вас могут спросить избиратели: почему Кличко, который хочет быть нашим мэром, не переведет свой бизнес в Киев?

- Наш ключевой бизнес – это спортивная деятельность. А спорт, как вы знаете, не имеет границ. Я с огромным удовольствием платил бы налоги в Украине. А так я плачу 56% с каждого заработанного доллара в Германии.

- В Украине подоходный налог меньше. Так почему не здесь?

- Потому что, к большому сожалению, инфраструктура спорта в Украине не работает, и нет составляющих для того, чтобы наши компании полностью смогли себя реализовать на Родине. Не существует базы. Кстати, в том числе и по этой причине я иду в политику – чтобы здесь, в Украине заработала нормальная европейская модель экономики, когда, невзирая на высокие налоги, людям будет не страшно и выгодно заниматься бизнесом. Я вижу и знаю, как это работает в мире.

ПАРЛАМЕНТСКАЯ ОППОЗИЦИЯ ДЕЙСТВУЕТ ПО ПРИНЦИПУ "ЧЕМ МЕНЬШЕ НАС, ТЕМ БОЛЬШЕ ДОЛЯ"

- А у вас не возникает ощущение, что, играя на ваших амбициях, вас специально втягивают в парламентские выборы, чтобы отвлечь от киевских?


- Дело в том, что, не имея фракции в парламенте, очень сложно отстаивать интересы города Киева.

- Сейчас фракция в парламенте ничего не решает. Чтобы влиять, нужно иметь большинство в зале.

- Парламентские фракции превратились во фракции "тушек", забыли свои предвыборные обещания и программы.

Надежда только на то, что оппозиция, которая сегодня идет на выборы, не будет назначенной оппозицией от партии власти.

- А у вас есть ощущение, что сейчас она назначенная?

- А как это называется, когда оппозиция сначала говорит, что надо бойкотировать выборы, что списки должны быть открытые, что мажоритарка – это прямой путь для фальсификации выборов, а потом голосует за закрытые списки и за смешанную систему выборов 50/50?

И при этом заявляет, что это один из самых демократичных законов и начинает формировать какие-то списки, без определения критериев отбора кандидатов…

- Фактически, вы сейчас называете большинство депутатов БЮТ, "Фронта змін" и НУНС пособниками власти. Вы понимаете, что и это тоже на руку власти?

- Я называю вещи своими именами. КОД принимал решение о том, что списки должны быть открытые. А в результате их диалога с властью оказалось, что самое лучшее и демократичное – это закрытые списки. Как называть такую позицию?

- Давайте, я буду вашим оппонентом. Вы не думаете, что это результат конструктивного диалога с властью?


- Мы разговаривали со многими депутатами после этого голосования. Четкого ответа, почему в последнюю минуту они решили поддержать власть, так и не получили. У каждого своя версия. Но давайте называть вещи своими именами.

Диалог однозначно должен быть, даже с властью. Но, во-первых, он должен быть публичным, а не кулуарным, когда непонятно кто, о чем, и ради чего договаривается. А во-вторых, вопрос в том, чьи интересы ты при этом отстаиваешь – свои, власти или общества? В данном случае они руководствовались вопросами сохранения своего присутствия в парламенте.

- Представьте, что вы в парламенте. Я – Партия регионов и ставлю перед вами такие условия: "Вот два закона: плохой и ужасный. Либо мы вместе голосуем за плохой, либо мы сами примем ужасный". Что бы вы делали?


- Сначала давайте вспомним, что за день до этого большинство провалило ключевое для оппозиции голосование по декриминализации. Фактически они убили призрачную надежду на освобождение Тимошенко и Луценко. БЮТ и НУНС в знак протеста даже покинули сессионный зал…. Чтобы на следующий день зайти и поддержать драконовский закон о выборах, легитимизировав его в глазах общества и Запада?..

Что бы делали мы? Во-первых, мы бы требовали публичных заседаний комиссии по закону о выборах. Во-вторых, как минимум, требовали бы результативного голосования большинства по закону о декриминализации. Если бы по этому пункту большинство нарушило обязательства, мы бы не дали ни одного голоса за закон о выборах.

- То есть, вы бы пошли на тотальную конфронтацию?

- Это не конфронтация, а защита своей позиции и принципов. Лучше быть голодным, чем есть все, что попало.

В-третьих, мы бы определили приоритеты – а это как раз открытые партийные списки, а не технические моменты, которые теоретически предохраняют от фальсификаций. Подчеркиваю – именно теоретически, так как "правильно считать" эта власть умеет, как никто другой.

Более того, мы бы уже сегодня собирали подписи под обращением в Конституционный о нарушениях регламента – закон был принят в двух чтениях за 30 минут и без обсуждения! Кстати, для меня остается большим вопросом, почему нынешние депутаты не обратились в Конституционный суд из-за нарушения норм голосования.

- У вас есть сомнения в решениях Конституционного суда?

- Нет. Но вы предлагаете кушать то, что тебе приносят, выбирая из двух блюд – одно плохое, а другое ужасное? Если бы ни одно из наших условий не было принято, мы бы не брали на себя ответственность за закон, который призван строить в Украине фасадную демократию.

- В сложившихся условиях с кем из оппозиции вы ведете переговоры о сотрудничестве?

- Мы ведем переговоры с теми, у кого такие же мировоззрение и принципы. Но конкретные фамилии будем называть тогда, когда будут достигнуты конкретные договоренности. Если же говорить о взаимоотношениях, то, считаю, у меня со всеми коллегами хорошие ровные отношения, с тем же Арсением Яценюком.

- Вопреки тому, что он и его сторонники проголосовали за поднятие проходного барьера до 5% и фактически сделали невозможным ваше прохождение в Раду?

- Я не сторонник окрашивать все в черные и белые цвета. Очевидно, подобные действия подрывают наше доверие к партнерам. Речь ведь не о 5%, а о принципах. Давайте быть откровенными: пока что все политические силы отталкиваются от своих сугубо эгоистичных интересов.

В данном случае парламентская оппозиция действовала по принципу: "Чем меньше нас, тем больше наша доля". Что касается барьера, я твердо убежден, что партия "УДАР" преодолеет и более высокий барьер.

- Насколько правда то, что Анатолий Гриценко уже в вашей команде, и ему предлагалось второе место в списке?

- Уже в нашей команде?! Вы опережаете события. Он близок по многим принципам, по качествам, по ценностям, я отношусь к нему с уважением. Если он будет в нашей команде, это будет официально озвучено. До сегодняшнего дня таких официальных заявлений не было.

Что касается второго места, я слухи не собираюсь комментировать, это неблагодарное дело. Я никому ничего не предлагаю и не торгую местами. Если идет объединение, то оно может быть по взаимному согласию и желанию сторон. Да и не время еще писать списки. Сегодня, на старте кампании, надо определиться с принципами их формирования. А затем заполнять их конкретными фамилиями.

С НАМИ ПЫТАЛИСЬ ДОГОВОРИТЬСЯ

- Наверное, для вас это не секрет, что в обществе есть сомнения, может ли идти во власть человек, всю жизнь занимавшийся боксом, не имеющий ни менеджерского опыта, ни экономических знаний. У вас есть готовый ответ для этих людей?

- Говорил бы не об общественном мнении, а о попытке определенных структур это мнение таким образом формировать. Ответ у меня есть: я не стесняюсь учиться. Учусь каждый день, впитываю в себя достаточно большой объем информации. Человека, который знает все, нет. Не построив отношения и не делегировав полномочия экспертам, членам своей команды по каждому из направлений, в которых люди берут на себя ответственность, невозможно провести ни реформы, ни достигнуть результата.

- У вас есть опыт формирования команды?

- Да.

- В чем?! В спорте?

- Да, и в спорте. И в бизнесе.

- Но насколько этот опыт можно экстраполировать на уровень страны или даже города?

- Кличко Менеджмент Груп – это публичная компания и является одной из с мых больших компаний в области спортивного маркетинга в Европе.

- Но ведь вы сами ею не управляете, у вас есть для этого наемный менеджер…

- Да, у нас есть наемный менеджер. Есть хорошая пословица: хочешь быть лучшим – работай с лучшими. Тогда ты будешь лучшим. Поэтому мы сформировали команду самых лучших менеджеров, работающих на этом рынке, выстроили бизнес-модель, которая успешно функционирует.

- Тогда расскажите, кто будет в вашей команде, вы можете назвать этих людей?

- Да, могу. В нашей команде много профессионалов, экспертов по разным направлениям. Много заслуженных людей – экономистов, юристов, энергетиков, строителей. Если вам нужны фамилии, то это – Наталья Новак, Иван Плачков, Виталий Ковальчук и еще 10 тысяч членов партии. Это все – наша команда. Мы продолжаем формировать ее из людей, с которыми у нас совпадают жизненные ценности и принципы, кто не согласен с нынешним состоянием дел в стране.

- В прошлой кампании вас консультировали бывший мэр Нью-Йорка и мэр Берлина. В этой кампании у вас будут такие же лица? Вообще, это был пиар-ход или они действительно помогли?

- Они помогают мне до сих пор. С Джулиани и многими другими политиками у меня очень хорошие личные отношения. Они консультировали нас по разным вопросам местного самоуправления. Но, если вы спрашиваете об избирательной кампании, то, как показывает опыт, украинские эксперты гораздо лучше знают и понимают специфику наших выборов. С ними и будем работать.

- То есть никаких иностранных консультантов у Вас не будет?

- Я не хочу обращаться к приезжим "заробитчанам". Как правило, политтехнологи мигрируют. На одних выборах они поддерживают одних, на других выборах они удивительным образом оказываются в рядах предыдущих оппонентов. Основная их задача – заработать деньги. Конечно, мы работаем и с зарубежными экспертами, но в области экономики, права, перенимаем опыт местного самоуправления.

- Компания PBN вам помогает?

- PBN – компания, которая консультировала нас перед визитом в США. Но на выборах она помогать нам не будет.

- Многие рассматривают вас как проект власти против оппозиции. С вами пытались вести такие переговоры?

- Я считаю, что все переговоры должны проходить только в публичной плоскости. Тайные переговоры никакой перспективы не имеют. Попытки были. Нам, скажем так, предлагалось вступить в диалог. Мы сказали: пожалуйста, но только давайте говорить открыто и публично.

- Я правильно понимаю, что эти предложения были со стороны Банковой? Когда вы в последний раз виделись с Сергеем Левочкиным?

- Несколько недель назад. Мы совершенно случайно встретились в ресторане. Не на Банковой (смеется). Но Сергей Левочкин мне ничего не предлагал.

- Вы являетесь лицом волонтерской кампании Евро-2012. И в разгар парламентской кампании ваши портреты будут висеть повсюду. Многие расценивают это как скрытую поддержку вас со стороны власти…

- В таком случае, мое присутствие в Кардиффе в 2007 году, когда мы получили возможность проведения Евро-2012, тоже можно рассматривать как какую-то политическую игру! Я последователен в своих действиях. Я был одним из лоббистов проведения Евро-2012 в Украине и всеми своими силами, контактами, возможностями помогал этому. И сейчас официально являюсь волонтером чемпионата и призываю волонтеров участвовать в его поддержке.

Конечно, всю мою социальную работу можно рассматривать как политический проект, но это смешно. Давайте запретим мне боксировать! А вообще, если вы считаете, что Виталий Кличко борется за дополнительную узнаваемость, то она мне не нужна. Я рад, что моя узнаваемость работает на позитивный имидж Украины, которого ей сегодня так не хватает.

- Кто сейчас финансирует кампанию Виталия Кличко?

- Мы - единственная партия, которая финансируется членскими взносами. К тому же нам симпатизируют многие представители малого и среднего бизнеса.

- Это конкретная сумма или дифференцированная?

- Это дифференцированная сумма. Каждый член партии вносит 10 гривен. Есть люди, которые делают гораздо более крупные взносы. Есть и такие, кто делает взносы, не являясь членом партии, надеясь, что мы будем придерживаться декларируемых принципов.

- Вы оценивали, во сколько может вам обойтись парламентская кампания?

- В довольно крупную сумму, десятки миллионов долларов. И большая часть этих средств пойдет на рекламу. Кстати, боюсь, на этом пункте мы сможем сэкономить - уже сегодня я, как политик, не могу пробиться в телевизионный эфир центральных телеканалов. Виталия Кличко, как спортсмена, там рады видеть, а вот на Кличко, как общественного деятеля и политика, похоже, есть определенное табу.

- Вы как молодой политик готовы раскрыть имена крупных меценатов партии "УДАР" или пойдете традиционным путем и будете скрывать их?

- Очень многие не хотят быть публичными, поскольку бизнес – это одна из самых болевых точек, на которые можно давить. И это наши реалии. Ведь власть особо внимательна к бизнесу, поддерживающему реальную оппозицию. Надеюсь, вы это понимаете. Почему люди должны ставить под удар бизнес?

СОГЛАШЕНИЕ ОБ АССОЦИАЦИИ С ЕС НЕ ДОЛЖНО ЗАВИСЕТЬ ОТ ТОГО, СИДИТ ТИМОШЕНКО В ТЮРЬМЕ ИЛИ НЕТ

- Вы много ездите по миру, встречаетесь с иностранными политиками, дипломатами. Это пиар или презентация Кличко?

- Я - публичный политик. И если, например, меня приглашает президент Германии на встречу, на которой обсуждаются внутриполитические вопросы Украины и взаимоотношения Германией – я с огромным удовольствием приезжаю, даю свою оценку - как гражданин Украины и как политик.

- У вас нет ощущения, что иностранные политики воспринимают вас скорее как известного боксера, нежели как политическую фигуру?

- Хотите спросить, не просят ли они билеты на бой? (смеется). А если серьезно, то меня приглашают на встречу, как лидера политической силы. Новой и перспективной партии, уже сегодня имеющей серьезную поддержку избирателей. И, думаю, рассматривают как человека, имеющего возможность повлиять на внутриполитическую ситуацию в стране.

Сейчас  я получил предложение посетить конгресс ЕНП в Марселе, куда в начале декабря съедутся все европейские лидеры. Эти контакты важны и в контексте отношений Украина-ЕС, ведь в Европе чрезвычайно серьезно относятся к диалогу с оппозицией, которая завтра может стать властью.

- Сейчас власть открыто обвиняет оппозицию в том, что она искусственно нагнетает ситуацию вокруг ареста Юлии Тимошенко и выставляет дело таким образом, будто бы именно это - главная причина осложнений отношений с ЕС. Вы тоже так считаете?


- Безусловно, ЕС не может закрывать глаза на сворачивание демократии в Украине. Арест Тимошенко и Луценко нанес огромный репутационный удар по Украине, вызывает явную острую дискуссию на Западе и является серьезным тормозом на пути евроинтеграции. Более того, есть часть политиков, которые говорят: до тех пор, пока Тимошенко находится за решеткой, парафирование не может состояться.

Но я настаиваю на том, чтобы не было такой связующей. Нам необходимо парафировать соглашение, независимо от того, находится Тимошенко в тюрьме, или нет. Более того, сама Юлия Тимошенко обратилась к ЕС с такой просьбой. Ведь если мы не парафируем соглашение сегодня, то неизвестно, когда в следующий раз сможем вернуться к этому вопросу, и вообще вернемся ли. Очевидно, для этого необходимо отказаться от избирательного правосудия, преследования оппозиции и жить по европейским правилам.

- Как вы думаете, парафирование не развяжет еще больше руки власти? Янукович ведь может сказать: "Видите, у нас все хорошо. Мы даже парафировали соглашение".


- В случае подписания Соглашения Украина возьмет на себя серьезные обязательства и для реализации дальнейших евроинтеграционных процессов, и для демократизации общества. Это первый маленький шаг. Дальше начинается долгий путь подписания и ратификации Соглашения, и ЕС будет вправе требовать от Киева выполнения взятых обязательств.

- Вы, кстати, добивались встречи с Тимошенко и Луценко. Что вы хотели им сказать или услышать?

- Я знаком и с Юлией Тимошенко, и с Юрием Луценко и хотел по-человечески их поддержать. Деятельность Тимошенко на посту премьер-министра может вызывать неоднозначные оценки. Но я неоднократно подчеркивал, и я имею полную уверенность, что за этим процессом стоят политические мотивы.

Политик должен нести политическую, а не криминальную ответственность за свои политические решения. Это абсурд: одни обвиняются в незаконном увеличении заработной платы водителю и уже год находятся местах лишения свободы, а другие – как например Леонид Черновецкий – в судах отстаивает свою "честь і гідність"…

- Это вы о чем?

- Это, кстати символично: на 19 декабря, в день саммита Украина-ЕС назначено судебное заседание по иску Черновецкого ко мне. Я приду в суд сам и требую, чтобы и мер явился в суд лично – доказывать, что он "чесний і гідний". У нас есть результаты расследования двух следственных комиссии Верховной Рады по Киеву, есть огромное количество материалов в следственных органах.

Кстати, вам будет интересно знать, что Черновецкий настаивает на закрытом заседании суда. Мы будем требовать, чтобы суд был открытым, и все средства массовой информации и киевляне имели возможность присутствовать там.

- А почему в данном случае вы не считаете, что и Леонид Черновецкий должен нести политическую ответственность, а не уголовную?

- Вы знаете, при сегодняшней власти и избирательном правосудии господин Черновецкий почему-то не несет никакой ответственности – ни политической, ни уголовной. Хотя результаты его "эффективного" управления Киевом видны всем – и оппозиционным политикам, и провластным, и простым киевлянам.

Я ЗНАЛ И ИГОРЯ БАКАЯ И "РЫБКУ"

- Вы идете в политику, и наверняка вам будут вспоминать прошлое. Недавно в интернете появились ваши фотографии с уголовным авторитетом "Рыбкой" и Доном Кингом. Как вы это объясните?


- Ежедневно я фотографируюсь с сотнями, а то и тысячами людей. И я никогда не отказывал в возможности получить автограф или сфотографироваться со мной. И я не спрашиваю автобиографию у каждого фотографирующегося. Я благодарен им: они смотрят наши поединки, держат за нас кулаки, поддерживают, болеют. Что касается данного случая, то, да я был знаком с Рыбалко. Он был одним из больших поклонников бокса.

- С Доном Кингом вас познакомил он?

- С Доном Кингом меня познакомил один болгарский промоутер сразу после Олимпийских игр. Кстати, скоро будет презентация фильма о братьях Кличко, где история знакомства с Доном Кингом будет рассказана подробно. Всех, кому интересно, приглашаю на просмотр.

- А вы сами видели эту фотографию? Это монтаж?

- Да, видел. Эта фотография постоянно всплывает во время избирательных кампаний. А все было так. Я летел на переговоры с Доном Кингом, который пригласил меня и Володю на поединок Тайсона в Лас-Вегас. Узнав, что я лечу на бой, с нами полетела группа поклонников бокса. Одним из них был Рыбалко, который был колоссальным фанатом Тайсона. Он об этом часто говорил – мол, даже родился с ним в один день.

А вообще, я не удивлюсь, если сейчас начнут фотографии из детского сада выплывать. Если больше нечего предъявить – начинают тягать по всем сайтам эти фото 20-летней давности. Чем ближе старт избирательной кампании, тем больше я слышу о себе, о якобы своих болезнях, о брате, о детях, о покойном отце. Это все – черные технологии, которые используют оппоненты, чтобы вымазать конкурента и показать, какой он плохой. Почему-то мои фотографии с Патоном или с Клинтоном, или с тем же Фюле не так интересны.

- Очень много всякого рода слухов о ваших взаимоотношениях с Игорем Бакаем. Некоторые люди утверждают, что вы были близко с ним знакомы и даже были его телохранителем. Что из этого правда?


- Действительно, был знаком с Бакаем. Но я никогда не был ни телохранителем, ни охранником, не имел с ним общего бизнеса. Я знаю, что Бакай поддерживал очень многие виды спорта – легкую атлетику, баскетбол, и точно так же поддерживал Федерацию бокса Украины.

- Насколько правда, что именно благодаря ему и его финансовой поддержке вы пошли в большой бокс. Это так?


- Бакай никогда не финансировал братьев Кличко. Да, этот человек помогал Федерации бокса Украины, ребята ездили по всему миру. Потому что в тяжелые 90-е годы финансирование Федерации было очень скудным. И сборная Украины ездила на соревнования также благодаря его поддержке.

Боксером я стал по своему собственному желанию. С Бакаем же я познакомился уже будучи чемпионом Украины и чемпионом СССР. Так что, если кто-то говорит, что благодаря Бакаю я стал боксером – это не соответствует действительности.

Мустафа Найем, Украинская правда




Внимание! Комментарии содержащие оскорбления, нецензурную лексику, не относящиеся к теме поста, направленные на разжигание межнациональной и межрегиональной розни, на возбуждение национальной, расовой вражды, унижение достоинства, а также высказывания об исключительности, превосходстве либо неполноценности пользователей по признаку их отношения к национальной принадлежности или политических взглядов — удаляются одновременно с блокировкой автора. Спасибо за понимание!

больше публикаций